Рекордная валютная дыра в банках оказалась статистической уловкой

Разрыв между валютными пассивами и активами банков в апреле вырос до $15 млрд, сообщили «РИА Новости» со ссылкой на данные ЦБ. Дыра — искусственное явление, которое ничем не грозит, поясняют эксперты и сам Банк России

Рекордная валютная дыра в банках оказалась статистической уловкой

Фото: Екатерина Кузьмина / РБК

Как следует из статистики ЦБ, на 1 мая обязательства российских банков в валюте достигли $331,7 млрд, а валютные активы до вычета резервов — $316,6 млрд. Разница превысила $15 млрд, что на 14,3% больше, чем на начало апреля. Первыми на изменение показателя обратили внимание «РИА Новости». Со ссылкой на аналитика банка БКФ Максима Осадчего агентство сообщило о рекордной дыре в валютном балансе банков.

Открытая валютная позиция на балансе банков увеличилась из-за роста валютных обязательств при отстающей динамике валютных активов, поясняет управляющий директор отдела валидации «Эксперт РА» Юрий Беликов. Он отмечает, что валютные обязательства сектора в рублевом эквиваленте за январь—май подскочили на 1 трлн руб., а совокупные активы в валюте — всего на 544 млрд руб. «Валютные обязательства выросли в основном за счет счетов корпоративных клиентов и межбанковского фондирования — кредитов и счетов ЛОРО (корреспондентский счет. — РБК)», — говорит Беликов.

Разрыв между валютными пассивами и активами банков образовался с конца 2020 года и постепенно увеличивался, отмечает управляющий директор «Газпромбанк Private Banking» Егор Сусин. «Вследствие политики ЦБ по девалютизации для банков действует много ограничений валютного кредитования, но при этом есть достаточно большой спрос населения и бизнеса на валютные сбережения в виде депозитов или счетов. То есть, с одной стороны, есть спрос клиентов на сбережения в валюте, а с другой — банки не могут эти остатки эффективно размещать в виде кредитов. В итоге пассивы банков в валюте превышают их валютные активы, и такая ситуация существует давно», — поясняет он.

«Системной проблемы не наблюдается. Общий объем валютной ликвидности на 1 мая составил $48,5 млрд, чего достаточно для покрытия около трети валютных средств корпоративных клиентов, или 15% всех валютных обязательств. Это комфортный уровень с учетом того, что в последние годы не наблюдается большой волатильности валютных остатков», — сообщил РБК представитель ЦБ. Банки также могут получать дополнительный объем валютной ликвидности за счет свопов или покупки валюты на рынке, добавил он.

Читайте также на нашем сайте:  Как россиянам увеличить пенсии вдвое: экономист назвал способ

Действительно ли это дыра

Назвать это дырой нельзя, утверждает Сусин: «Разрыв связан не с тем, что есть какой-то дисбаланс, естественно, банки не будут держать большую открытую валютную позицию, чтобы «уравновесить» пассивную сторону баланса— есть регуляторные ограничения по капиталу и рискам на капитал». Как отмечает аналитик, банки склонны хеджировать открытую валютную позицию за счет операций с производными инструментами, например свопами. Такие сделки не влияют на балансы банков, это внебалансовая позиция, потому она и не видна в активах, заключает Сусин.

«Дырой эту дельту называть некорректно, поскольку она не отражает потери, вывод активов и тому подобное», — соглашается Беликов. Он также отмечает, что открытые валютные позиции по всем валютам каждого банка измеряются относительно капитала и регулируются нормативами. «Хеджирование учитывается в регулировании, поскольку буквально закрывает риски. Но соответствующие производные инструменты учитываются на внебалансовых счетах, в связи с чем не отражены в статистике по балансовой валютной позиции — отсюда, вероятно, и возникают превратные интерпретации малозначительной динамики», — подчеркивает Беликов.

Есть ли какие-либо риски для клиентов банков

Разница между валютными пассивами и активами банков не создает рисков для рядовых клиентов, считает Сусин.

«Так или иначе, чистая валютная позиция банков имеет регуляторные ограничения, а валютной ликвидности вполне достаточно, чтобы несильно напрягаться из-за сложившейся ситуации. Такая ситуация может достаточно долго сохраняться, хотя в ней есть риски волатильности», — поясняет собеседник РБК.

В апреле объем ликвидных валютных активов банков сократился на $4,1 млрд, до $48,5 млрд, сообщал ЦБ (*.pdf). Но показатель все еще соответствовал средним уровням прошлого года, указывал регулятор.

«Общего объема валютной ликвидности при этом достаточно для покрытия около 33% валютных средств корпоративных клиентов, или 15% всех валютных обязательств, что является комфортным уровнем», — говорилось в обзоре Банка России.

Автор

Рекордная валютная дыра в банках оказалась статистической уловкой

Юлия Кошкина
По материалам

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Новости банков
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: